Новомосковськ

Місто на САМАРІ

Терроризм и сепаратизм Днепропетровской прокуратуры

Терроризм и сепаратизм Днепропетровской прокуратуры

11 октября 2016 0 Comments

Время требует решительных действий общества и граждан по охране верховенства права, законности и прав человека. А если невозможно будет очистить Днепропетровскую областную прокуратуру, то ее надо будет просто распустить.

Есть опасения предполагать с большой долей вероятности, чтопреобразования в системе прокуратуры Украины, начатые Ю. Луценко, не более чем пиар­ход и не имеют ничего общего с реальными системными реформами самого коррумпированного карательного органа в государстве и, соответственно, закончатся, как и многие начинания постмайдановской власти, не просто пшиком, а распилом очередных миллиардов западных траншей.

Ярким примером этого является дело отставного подполковника авиации, боевого пилота­истребителя, экс­главы Петриковской райгосадминистрации Пет­ра Лесного. Его уже более двенадцати (!!!) лет корпоративная клика днепропетровских прокуроров, воспитанников и последователей одного из одиознейших прокуроров Украины В. Шубы, подмявших под себя милиционеров, налоговиков и «независимых» судей, преследует и расправляется по одной причине – он отказался участ­вовать в коррупционной схеме по сбору денег с бизнесменов и фермеров Петриковского района для областного прокурора в сумме 300 тысяч долларов.

Отказался практически единственный из глав райадминистраций в области.

За что и был наказан возбуждением против него более 20 уголовных дел с высосанными из пальца «доказательствами», с посадкой в СИЗО на 15 месяцев и попытками его убийства (по указанию облпрокурора) в камере.

И даже после смерти Шубы уголовные преследования не закончились, а продолжаются по сегодняшний день.

Последователи облпрокурора Шубы пытаются устанавливать собственные правила жизни (фото – Segodnya.ua)

После оправдательного приговора, вынесенного судьей Царичанского районного суда Ю. Бойко 07.09.2016г., который расставил все точки над «і» пос­ле 12­-летнего досудебного и судебного следствия и дал должную оценку всем фантазиям прокуроров, то бишь «доказательствам», прокуратура решила идти до конца и направила апелляционную жалобу на приговор. Напрасно было ожидать увидеть в апелляции какие­либо новые аргументы, доказательства вины П. Лесного, – все тот же бред, который был расписан в кабинетах областной прокуратуры под диктовку Шубы двенадцать лет назад.

Удивляет тупоумие областных прокуроров при подаче апелляции: украли 400.000 долларов США у предпринимателя, при этом обвинив Лесного в «умысле» получения взятки (то есть нашли «козла отпущения»), купили себе должности, машины, а в апелляцию несут «дулю с маком», в смысле отсутствия доказательства взятки в виде «живых» 400.000 долларов. На что рассчитывают? Думают договориться в четвертый раз?! Или есть чем надавить на независимый Апелляционный суд?

История с обвинением П. Лесного в «умысле» получения взятки напоминает анекдот о несостоявшемся изнасиловании женщины, которую никто не видел на «месте преступления», но из­за которой мужика посадили за изнасилование, обвинив его в том, что он мысленно возжелал женщину, но свой преступный замысел не довел до конца по причинам, от него не зависящим, потому что женщина ушла с другим…

Приблизительно таким бредом наполнены все 28 томов уголовного дела П. Лесного.

Аналогичным бредом наполнены уголовные дела многих сидельцев СИЗО, вина которых лишь в том, что работникам прокуратуры очень хочется кушать икорки, кататься на престижных тачках, жить, как хозяева жизни, а сидельцы – или слишком принципиальные или «жлобистые», потому и сидят месяцами и годами. И примеров этому несть числа, когда прокурорские через возбуждение «дутых» дел и посадку в СИЗО отнимают бизнес, недвижимость, имущество. Классический пример днепродзержинского бизнесмена О. Акермана, которого прокурорские в 2008­ом засадили в СИЗО на 2 года, пока ОАО «Днепродзержинский домостроительный комбинат» бизнесмена не разворовали с помощью прокуратуры до последнего гвоздика (несколько миллионов гривен), а потом выкинули его из СИЗО без всякого извинения, за ненадобностью.

Вернемся к делу П. Лесного и апелляции прокуратуры. Но сначала – небольшое лирическое отступление.

В свое время я мечтал о юридическом поприще, подавал документы на юридический факультет Московского госуниверситета им. Ломоносова, а позже Киевского госуниверситета им. Шевченко. Но в результате получил дипломы других университетов. За многие годы работы, в том числе правозащитной, я хорошо усвоил различие между формулировками официальных документов и обычным «трепом» в курилке или на пикнике: необходимость подкрепления доказательствами в первом случае и отсутствием какой-­либо ответст­венности во втором случае.

Читая обвинительное заключение П. Лес­ного и апелляцию прокуратуры на оправдательный приговор Царичанского райсуда, ловлю себя на мысли, что прокурорские писали апелляцию между делом, не особо вникая, а может быть, и «на шашлыках» между тостами.

Так, на протяжении девяти лет судебных следствий прокуратура утверждала, что Греков Р., который по написанному сценарию прокуратуры должен был передать взятку П. Лесному, является  племянником последнего, при этом за все годы следствия и судов так и не потрудились разобраться, кто кому родственник.

А со свидетелем Настич Л.Я. получилось так же анекдотично, как и с Грековым. В апелляции утверждается, что она является двоюродной сестрой Лесного, а поэтому заинтересована в результатах рассмот­рения дела на стороне Лесного. Но если бы прокурорские отвлеклись от тостов, то узнали бы, что родственником Настич Л.Я. является двоюродного забора троюродный плетень, но никак не Лесной.

Удивляет даже не отсутствие профессионализма современных прокуроров, а полное отсутствие компетентности этих «специалистов», которым государство доверило решать судьбы людей. Любой адвокат знает, что с 2014 года в Уголовном Кодексе Украины статья об ответственности за взятку заменена статьей об ответственности за принятие предложения, обещания или получение неправомерной выгоды должностным лицом (ст.368). Только прокуроры до сих пор еще этого не знают. Может быть поэтому прокурор пять раз повторяет в апелляции, как мантру, как заклинание, что доказательное значение имеет содержание, а не форма документа, что в принципе ничем не отличается от фразы «Цель оправдывает средства», приписываемой Никколо Макиавелли и взятой на вооружение большевиками в политической борьбе с инакомыслящими, что привело к уничтожению почти половины населения России и СССР за все время советской власти.

Но самое главное, что не просто проскальзывает, а буквально кричит со страниц апелляции: как это суд посмел усомниться в наличии доказательств! Хотя прокуратура даже не удосужилась хотя бы объяснить причину их отсутствия в суде, как, например, отсутствие 400.000 долларов США. «Ну и что, что их нет? Ну и что, что они закинуты в приватный банк на частную карточку и след их давно уже пропал? Были, а куда делись – не имеет значения!!!» Цель оправдывает средства? Но это уже вопросы не суду, это вопросы Генеральной прокуратуре, ее Генеральной инс­пекции, НАБУ.

Сопоставляя приговор судьи Царичанского районного суда Ю. Бойко и апелляцию  прокурора Царичанской районной прокуратуры, приходишь к выводу, что прокурор не только не читал  приговор, но и дела как следует не знает. А ведь практически по всем эпизодам судья указывает в приговоре, что не смог установить те или иные факты в связи с или отсутствием доказательств, или наличием доказательств в деле, которые не доказывают то, чего хочется прокуратуре. Но по этой причине – отсутствием надлежащих в деле доказательств – трижды Апеляционный суд Днепропетровской области ранее отменял обвинительные приговоры Лесному и Грекову.

И за все время после этого областная прокуратура так и не удосужилась добыть эти доказательства. И у нее после этого хватило не смелости, – наглости – подать совершенно бездоказательную апелляцию? И как после этого относиться к Ю. Луценко – после одобрения им предложения о внесении в закон нормы о презумпции правоты правоохранителей, если они занимаются тупым беспределом?

Далее, согласно п.8 ст. 348 КПК Украины право подачи апелляции имеют: …8) прокурор,  который брал участие в рассмот­рении дела судом первой инстанции,  а  также  прокурор, который   утвердил   обвинительное заключение, – в рамках обвинения,  которое поддерживал прокурор, который брал участие в рассмотрении дела судом первой инстанции.

Возбуждала уголовное дело областная прокуратура, постановление о возбуждении уголовного дела подписано и.о. прокурора области Орос Й., обвинительное заключение подписал сам Шуба, а апелляция подписана только прокурором Царичанской районной прокуратуры, который брал участие в рассмот­рении дела судом первой инстанции, подпись прокурора области отсутствует, как и отсутствует отдельная апелляция облпрокуратуры. Областная прокуратура договорилась с Апелляционным судом?  Или сделала вид, что ни при чем, замутив все это дело с самого начала?  Или удовлетворилась 400.000 долларов США и не имеет больше претензий к Лесному и Грекову? Опять вопросы без ответов и вряд ли они будут.

В апелляции прокуратуры еще много несоответствий закону. Апелляция, как и обвинительное заключение, страдают перенасыщением умозаключениями, предположениями, не подкрепленными надлежащей доказательной базой, а приведенные доказательства рассыпаются при конкретизации события и сос­тава преступления, подтверждения мотива и умысла преступления. При этом, в приговоре в полной мере отражены нарушения при сборе доказательств и несоответствии их нормам КПК, нарушения норм действующего законодательства и нормативных актов при возбуждении уголовного дела. Такое ощущение, что апелляцию прокуратура писала формально, лишь бы оправдать свою полезность обществу и показать, что не зря проедает немалые бюджетные средства.

Исходя из оснований принятия решений апелляционной инстанцией согласно КПК, приговор Царичанского ра­йонного суда нет оснований отменять, а апелляционную жалобу удовлетворять.

Какой может напрашиваться вывод из всего вышесказанного, порожденного подачей прокуратурой апелляции на оправдательный приговор суда?

Пользуясь методологией и методикой прокуратуры в возбуждении и расследовании данного конкретного уголовного дела, можно предположить, чтоДнепропетровская областная прокуратура, – как инициатор коррупционных схем и рэкета, незаконного использования средств принуждения, силы и ограничения свободы граждан Украины, без достаточных на то законных оснований, – занимается террором граждан Украины и субъектов предпринимательской деятельности. А занимаясь отжимом бизнеса, имущества, недвижимости граждан, прокуратура по сути является сепаратисткой, отделяя себя от верховенства права, законности и прав человека, устанавливая собст­венные правила ведения бизнеса и жизни.

Таким образом, на примере конкретного сфабрикованного уголовного дела, длящегося более 12 лет и которому может быть дано продолжение этого нескончаемого сериала, областная прокуратура показывает свою не только бесполезность, но и опасность, и вредность для человека, а потому она подлежит полному очищению и освобождению от всех работников­коррупционеров, скомпрометировавших себя и прокуратуру, которые ради своих корыстных интересов и целей опустили уровень доверия граждан к прокуратуре ниже плинтуса.

Время требует решительных действий общества и граждан по охране верховенства права, законности и прав человека. А если невозможно будет очистить Днепропетровскую областную прокуратуру, то ее надо будет просто распустить.

Василий Сухов, правозащитник

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Previous Post

Next Post