Новомосковськ

Місто на САМАРІ

Экспертиза как инструмент цензуры

Экспертиза как инструмент цензуры

28 апреля 2016 0 Comments

На поверхность болота снова всплыла муть, поднятая цензорами от новоукраинской власти. Теперь в центре внимания оказался сериал «Не зарекайся», в котором, шутка ли сказать – демонстрируется флаг ДНР и даже показаны «настоящие» ДНРовцы, а воинов света называют (страшно даже сказать!) «украми». Ну, то есть, сериал тянет по нынешним меркам на пресловутую 110 статью уголовного кодекса, которая уже стала не менее известной, чем знаменитая советская 58-я. Хотя вот в данном случае, украинские блюстители телевизионной непорочности далеко переплюнули советские стандарты цензуры. Поскольку в советских фильмах режиссеры не стеснялись показывать фашистскую символику, вкладывать в уста гитлеровцев именно те слова, которые они говорили или могли говорить, а самих немцев, как правило, представляли, как сильного, жестокого, но в то же время умного и интеллигентного врага. Украинская же власть, напротив, абсолютно серьёзно формирует образ восставших регионов и России в целом, как некий толкиеновский Мордор, населённый орками, гоблинами и троллями. И эти низкопробные пропагандистские штампы находят своего адресата. Находят его, разумеется, во вполне ожидаемой среде – среди самых опущенных и тупых маргиналов, для которых слова об их исключительности и несомненном превосходстве над тупыми «ватниками» это бальзам на душу.

В случае с сериалом «Не зарекайся» пошли дальше, заурядную цензуру пошиба «не пущать» облекли в наукообразную форму, подкрепив её так называемой психологической экспертизой. В этой, с позволения сказать «экспертизе» встречаются настоящие перлы. Например, фраза «создание тревожного эмоционального состояния через экспозицию сцен насилия и неискреннего общения с детьми. Обман подается как норма общения…»

Ну, по поводу обмана, как нормы общения — это к Президенту, Кабмину, Верховной раде и украинским СМИ. Они об этом знают не понаслышке.

Что же касаемо создания тревожного эмоционального состояния через экспозицию сцен насилия, то задачу создания у зрителя  именно такого эмоционального состояния и ставят перед собой все режиссеры фильмов. Девять из десяти фильмов построены на том, чтобы создать у зрителя тревогу, заставить его сопереживать герою, а потом дать ему возможность вздохнуть с облегчением и получить эмоциональную разрядку вследствие счастливого окончания. Исключение из этого правила – это эксцентричные комедии, вроде гайдаевской «Кавказской пленницы».

Интересна фраза в «заключении эксперта» «…зрителю сериала насаживается стереотипное и упрощенное стереотипизированное понимание причин военных событий, формируется образ «киевских олигархов» как образ врага, а других людей — как вынужденных жертв. Альтернативного взгляда на события в этой сцене не высказано, поэтому она содержит риск усиления противостояния и негативного отношения против некой абстрактной группы людей «киевских олигархов», а также «политиков» как причины войны. Признак «киевские» продолжает имплицитную линию формирования негативного отношения к столице, образа ее жителей…»

Я бы с удовольствием послушал альтернативный взгляд на события на юго-востоке Украины на украинском ТВ и в прессе. Единодушие во взглядах на проблему Донбасса в украинских СМИ просто потрясает воображение. Впрочем, думаю, что корни этого единодушия в ряде избиений, арестов и убийств журналистов, политиков, да и просто граждан, которые не были столь единодушными во взгляде на указанные события.

«Киевские олигархи» это разумеется совершенно абстрактная группа людей, тут двух мнений быть не может. Откуда на Украине взяться олигархам? Бред какой-то! Ведь олигарх Порошенко, он же по совместительству президент страны, уже давно победил олигархию, как явление. Отдельных личностей нет, но как явление – да.

А утверждение о том, что политики это причина войны? Ну это вообще ни в какие ворота! Ведь все знают, что причина войны это Мордор, Империя Зла, Торговая Федерация ну и т.п. Правда, кто-то из политиков как-то сказал, что война это продолжение политики другими средствами, но… У Украины свой путь.

А как смели сказать про «киевских»? Сформировать, так сказать негативное отношение к жителям столицы. Совсем распоясались «донецкие»!

Впрочем… А что, если бы психологическую экспертизу «Кавказской пленницы» проводил тот же эксперт?

 

Психологическая экспертиза фильма «Кавказская пленница»

(на скорую руку)

 

— Нет, вы меня неправильно поняли – я совершенно не пью!

— А я пью? Что тут пить?

Эксперт: Далее главный положительный герой фильма употребляет спиртные напитки в ресторане, на улице, что, в конце концов, оканчивается хулиганством возле ЗАГСа и задержанием правоохранителями. Впрочем, при попустительстве главы района и милиционера, главный герой благополучно избегает заслуженного наказания и продолжает употреблять алкоголь уже вместе с ними. Оправдывается и поощряется пьянство на рабочем месте, нивелируются общечеловеческие, государственные и семейные ценности, пьянство представляется, как норма жизни.

— За твою поганую шкуру я отвечу только перед памятью предков, совестью джигита и честью сестры.

Эксперт: Утверждается правовой нигилизм, оправдывается самосуд, уничижается роль государства в правовом регулировании общественных отношений.

— Какой обычай?

— Похищение невесты. Нет, вы не думайте, невеста сама согласна, родители тоже. Можно пойти в ЗАГС, но перед этим невесту нужно похить!

— Черт возьми, красивый обычай!

Эксперт: Диалог происходит в уютной обстановке, в ресторане. Персонажи-мужчины обсуждают женщину, как некую вещь, которую можно и нужно похитить и восхищаются этим. Оправдывается отношение к женщине, как к человеку второго сорта, насаждается превосходство по половому признаку, что является грубейшим нарушением всех правовых и гуманистических норм.

Евгений Попов

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Previous Post

Next Post